95
Л   Е   Т
ЯРКИХ ПОБЕД
До Юбилея
БФСО "Динамо"

Александр Шамко: Государство свои обязательства выполняет

  • 2017-12-26 08:56

Традиционное предновогоднее общение министра спорта и туризма Республики Беларусь Александра Шамко с журналистами, а значит, и читателями «СП», состоялось в минувшую субботу, причем в утренние часы. Данное уточнение совершенно необходимо для смакования, если позволите, деталей разговора.

Конкретная временная привязка подчеркивает, что «прямая линия» имела место быть еще до всех наших славных побед в биатлоне и фристайле, так порадовавших болельщиков в последний соревновательный уикенд декабря перед католическим Рождеством. Но в том-то и дело, что смысл каждого общения с министром кроется отнюдь не только в ситуационной и сущностной оценке текущего момента. Он, смысл, также не сосредоточен в аналитическом осмыслении вышедшего на финишную прямую 2017 года.

Разумеется, и та, и другая тема чрезвычайно актуальны, а значит, активно обсуждались в ходе полуторачасового общения с Александром Игоревичем. Но все же, по мнению газетчиков, еще более интересен взгляд в будущее. В олимпийское будущее южнокорейского Пьенчана, которое станет настоящим уже меньше чем через два месяца. И министр пошел навстречу желаниям журналистов. Однако! Конечно же, мы не ограничились лишь темой Белых игр-2018. В чем каждый может убедиться, познакомившись с газетной версией «прямой линии».

Избавившись от лихорадки

— Начнем, конечно же, с Олимпиады. И, прежде всего, с оценки организации подготовки к ней. Приди к вам сейчас кто-то из «зимников» и скажи, будто им чего-то не хватает, наверняка удивитесь?

— В последние годы мы, считаю, выработали более чем эффективную систему управления и контроля. Все условия для качественной подготовки созданы. От «детских болезней» типа того, что кому-то майку или штаны не выдали, в общем-то, избавились.

— Совсем-совсем?

— Подобные претензии если и возникают, то являются попыткой оправдать собственные неудачи. Потому что государство в полной мере свои обязательства выполняет. Более того, мы привлекаем и внебюджетную составляющую. К примеру, Республиканский центр фристайла, частично финансируемый из бюджета, имеет и свои доходы, которые идут на развитие самого спорткомплекса, материально-технической базы, а также стимулирование спортсменов. На это же используются внебюджетные средства, полученные от национальных спортивных лотерей.

— Да и в прежних жалобах было много надуманного…

— Когда после летних Игр-2016  прозвучали претензии от некоторых белорусских олимпийцев (не буду называть фамилий) и мы стали разбираться, оказалось, что их последней перед Рио зарплаты хватало не только для подготовки, но и для того, чтобы начать строить квартиру.

— Причем в Москве, подле Кремля!

— Ну нет – все же у нас. Тем не менее люди получали средства из нескольких источников. И, возможно, не думали, что все они отслеживаются. Но, поверьте, это плановые вопросы. Есть отработанная система поддержки спортсменов. При подготовке к любым Играм, как летним, так и зимним, сначала выделяется более широкий круг кандидатов на завоевание лицензий, который по мере приближения к стартам постепенно сужается. И этот максимальный пул претендентов на участие в Олимпиаде обеспечивается всем необходимым.

Кроме того, в рамках выполнения поручений Главы государства мы сейчас работаем над повышением базовой заработной платы с тем, чтобы спортсмен, попавший в национальную команду и еще не имеющий больших заслуг, имел 1000 белорусских рублей. Дополнительно они могут получать вознаграждение за результат, выплаты от регионов, президентские стипендии и так далее. В сумме этого хватает не только на жизнь, но и на подготовку. Причем, если говорить о питании на учебно-тренировочных сборах, мы в разы увеличили эту норму. Теперь никто не может пожаловаться на его нехватку.

— Мы этих жалоб и не слышим, что добрый знак.

— Безусловно. Нынче проделали большую работу и для урегулирования нормативной базы, благодаря чему и удается избежать предолимпийской лихорадки. А то помню, как в 2014-м году регионы обрывали телефон, дескать, лыжницам, которые затем в Сочи показали «выдающийся» результат, не хватает восстановителей. Правда, в итоге выяснилось, что их хотели получить по двум источникам. И в министерстве, и в своих регионах. То есть система уже тогда была создана и работала, а сейчас мы ее только отрегулировали.

— Для этого важно сотрудничество!

— Обязательно, и нужно не забывать про роль федераций по видам спорта, центров олимпийской подготовки, в которые переданы национальные команды. Первые из них берут на себя многие вопросы, касающиеся технического сопровождения сборных, и не только. Как уже говорил, во многих центрах также есть внебюджетные средства. Сами директора могут стимулировать спортсменов либо покрывать расходы, связанные с какими-то необходимыми приобретениями. Благодаря такому комплексному подходу, задача подготовки решается на должном уровне.

Не от хорошей жизни

— Все «зимники» уже начали сезон. Как расцените первые старты в проекции на завоевание лицензий в Пьенчан?

— Традиционно радуют представители биатлона и фристайла. Они уверенно сохраняют за собой занятую нишу, что очень непросто в условиях растущей конкуренции. Пробиться на пьедестал, как известно, непросто, а удержаться на нем еще сложнее. Приятно, что есть динамика и у конькобежцев. На днях международный союз опубликовал списки скороходов, которые квалифицировались на Игры. В нем значатся двое белорусов. Марина Зуева сможет выступить на четырех дистанциях, Игнат Головатюк – на двух. Основная задача для всех отечественных олимпийцев — выступить в полную силу, раскрыть весь спектр собственных возможностей. То есть реализовать имеющийся потенциал. У одних это уже получается, у других, как у мужчин-биатлонистов, прямо скажем, не очень. Но главное – выйти на пик формы именно к Олимпийским играм.

— Для чего требуется мудро спланировать подготовку.

— Разумеется. Та же Домрачева сейчас пропустила этап во Франции. Это все запланировано. Что касается шорт-трека, фигурного катания, лыжных гонок, то им нужно подтягиваться. Потому что финансирование по линии министерства осуществляется с акцентом на олимпийские и медальные виды.

— И это не тайна.

— Никакой тайны, действительно, нет. У нас выделен 21 вид спорта, на которые идет 75 процентов имеющихся средств. И в дальнейшем государственное финансирование дисциплин, где нет результатов и традиций, также будет урезаться. Это не значит, что мы их закроем. В отличие от некоторых чиновников, а так же не очень осведомленных лиц, я не сторонник сокращения видов спорта. Если есть возможность, пусть их развивают федерации.

— Лыжники, к сожалению, не впервые наступают на одни и те же грабли. 10 лет назад нас подвели экс-россиянки Вера и Наталья Зятиковы, прошедшие всю подготовку, но не захотевшие ехать на чемпионат мира. Теперь, в преддверии Пьенчана, по неким семейным обстоятельствам решил расторгнуть контракт Михаил Куклин. Стоит ли вообще прибегать к услугам заезжих спортсменов?

— Во-первых, делается это не от хорошей жизни. Мы не случайно в последнее время усилили акцент на развитие детского спорта – чтобы в перспективе оттуда можно было черпать качественный резерв для основной сборной. Очевидно, что на главных стартах четырехлетия должны выступать доморощенные лыжники, и не только. Но, во-вторых, бывают и свои, которые хуже чужих.

— Пример биатлонистки Дарьи Блашко, сбежавшей на Украину?

— Да. Самое обидное, что, встречаясь с воспитанниками училищ олимпийского резерва, я ставил ее в пример. А она с такой легкостью улетела на чужбину. Значит, что-то упущено в воспитательном процессе. Вообще, я не сторонник приглашения легионеров. Однозначно нужно растить своих спортсменов. В лыжных гонках в этом направлении предстоит поработать, закатав рукава. Мы договорились с руководством федерации в начале следующего олимпийского цикла продолжить активную модернизацию, как системы отбора учащихся в спортивные школы, так и методики подготовки. Тем более что из лыжных гонок черпается резерв и для биатлона. Поэтому нужно растить своих гонщиков, как и хоккеистов, футболистов, спортивных гимнастов.

С верой в тех, кто кропотливо трудится

— В продолжение темы лыж: неожиданно возникли проблемы технологического характера у Дарьи Домрачевой. Там ситуация действительно сложная. Уверены, она у вас на контроле. Чтобы избежать ненужного риска и предстартовых страхов, не исключается даже вариант смены производителя инвентаря – возвращение с Rossignol на Fischer.

— Это должна решить сама Даша со своей командой. Сейчас она находится на сборе в Италии, где, возможно, определится и в этом вопросе. То, что проблема есть, для меня стало очевидным в Хохфильцене в минуты последнего круга гонки преследования.

— Да, телевизионная картинка была показательна.

— Именно. Домрачева, начав спуск вместе с финкой Кайсой Мякяряйнен, затем безнадежно отстала. А ведь они приблизительно одной комплекции и уровня мастерства. Невооруженным глазом было видно, что лыжи у Дарьи тормозили. Однако не думаю, что здесь требуется вмешательство министра. Специалисты сами разберутся. И тренерский штаб, знаю, этим занимается.

— Ваше отношение к сборной по фристайлу? Не находите, что олимпийская эпопея Аллы Цупер приобретает налет легендарности? Верите ли в очередной ренессанс победительницы Игр-2014?

— Я верю в тех, кто кропотливо и упорно работает. Алла из их числа. В спорте, к сожалению, никто не застрахован от неудач. Тем более в лыжной акробатике, где, как и в прыжках на батуте, можно быть на порядок сильнее соперников, но вылететь не так высоко, показать не ту амплитуду – и остаться вне пьедестала. Но, как бы ни выступила Цупер в Пьенчане, она заслуживает уважения – и как спортсменка, и как человек, и как мать, растящая детей. Мы все оказываемся в выигрыше, потому что на ее примере безусловно можно воспитывать молодежь. Дай Бог, чтобы труды Аллы, да и других наших лыжных акробатов на все сто оправдались.

— Горнолыжников  повезете в Пьенчан?

— Двоих – да, на большее они не претендуют.

Придется ехать самому

— Вопрос об общеполитической ситуации в олимпийском регионе: если ваши родные придут и скажут, что летят в Пьенчан, отпустите их в Южную Корею с легким сердцем?

— Мне кажется, эта тема больше подогревается прессой…  А вообще вопросам безопасности оргкомитет Игр уделяет самое пристальное внимание. Накануне, кстати, у меня была встреча с послом Южной Кореи. И он тоже интересовался моим настроением в преддверии отправления команды в Пьенчан. После общения с ним не осталось никаких опасений. Думаю, старты пройдут в спокойной обстановке. Но теперь, после вашего вопроса, понял один момент.

— Какой?

— Чтобы никто не томился страхами, мне придется самому лететь на Игры, хотя планировал отдать свою квоту на общие нужды. Кстати, есть и белорусские болельщики, желающие поехать на Белые игры в Пьенчан.

Нейтральный флаг бьет по самолюбию

— А была ли мысль шить парадную форму для хоккеистов?

— С чего бы вдруг, если они не отобрались на Олимпиаду? Нет, таких мыслей не было. Не верил, что россиянам совсем перекроют олимпийский кислород или состоится бойкот Игр нашими соседями. Теоретический шанс у наших хоккеистов существовал, но крайне незначительный.

— Тогда прокомментируйте, пожалуйста, дисквалификацию Олимпийского комитета России и согласие россиян выступать в Пьенчане под нейтральным флагом.

— Из беседы с министром спорта России Павлом Колобковым знаю, что их команда горит желанием не просто выступить в Пьенчане, а бороться за самый высокий результат. Олимпийское собрание, как вы знаете, решило, что тем спортсменам, которых пригласит МОК, нужно ехать в Южную Корею и выступать, пусть даже без флага и гимна. Дело в том, что во многих видах век спортсменов короток. Вполне возможно, у той же талантливой фигуристки Евгении Медведевой, находящейся в отличной форме, другой возможности покорить самую большую спортивную вершину и не будет. На момент Игр в Сочи ей было 14 лет, она еще даже не входила во взрослую сборную своей страны. Почему сейчас она должна лишаться этого шанса? Конечно, это ненормально – выступать под нейтральным флагом. Это бьет и по самолюбию спортсменов. Любой из них стремится представлять не только себя лично, но и страну.

А возвращаясь к белорусской тематике отмечу: тот факт, что МОК пожизненно дисквалифицировал довольно большую группу ведущих российских спортсменов, нам квот не добавит. Да и на чужом несчастье своего счастья не построишь. Поэтому наша федерация хоккея поддержала сборную Россию, пожелала ей успехов. Свою позицию мы на всех уровнях высказали.

Конечно, когда речь идет о допинге, наказан должен тот, кто нарушил правила. Коллективной ответственности здесь быть не должно. Мы на себе это испытали, когда Международная федерация каноэ отстранила от Игр в Рио нашу мужскую сборную. А ведь Александр Богданович, заранее объявивший, что эта Олимпиада станет для него последней, решительно настраивался красиво завершить карьеру. Для другого каноиста, Артема Козыря, это и вовсе была единственная возможность покорить главную вершину в любимом спринте (дистанция – 200 метров), который после Бразилии из программы Игр исключили. И ребята на тот момент находились в потрясающей форме. Свои шансы они бы точно не упустили. Потому что в этой сборной на деле внедрены научные технологии. Там все выверено. И, видимо, международная федерация не нашла другого инструмента борьбы с сильной командой.

— Понятно, что в ближайшее время Московской антидопинговой лаборатории не вернут официальный статус действующей, а у нашей, напротив, появляется шанс получить аккредитацию. Будем ли мы активизироваться в этом процессе?

— О появлении шанса говорить рано. Ведь мораторий на аттестацию новых лабораторий в Европе, введенный ВАДА, еще продолжается. И нет гарантии, что в следующем году его не продлят. Но все пять лет мы активно работаем в этом направлении. На днях в Совете республики будут рассматриваться изменения в Закон о физической культуре и спорте, в котором допингу посвящена отдельная глава. Можете с помощью Интернета сравнить, насколько изменилось законодательство с 2012 года. И наше Национальное антидопинговое агентство прошло все ступеньки по повышению квалификации специалистов, по совершенствованию своей работы. Мы стучимся во все двери. Совсем недавно, в частности, отправили письмо в ВАДА с просьбой еще раз обсудить эти вопросы. Поддержку в Совете Европы уже имеем. Благодаря этому на различных крупных форумах неоднократно звучало предложение аккредитовать нашу лабораторию. Но мы не делаем акцент на проблемы у соседей. Независимо от того, вернут их лаборатории аккредитацию или нет, мы продвигаем свой продукт. Самое главное, что у нас создана необходимая база – как техническая, так и законодательная. Причем все вносимые поправки прошли экспертизу, в том числе в ВАДА.

Кроме того, если в 2013-м у нас было выявлено больше 30 случаев нарушений антидопинговых правил, то нынче – всего три-пять. И чаще они допущены по незнанию, связаны с применением несертифицированных БАДов. То есть из разряда головотяпства. Так что эта работа ведется. И независимо от того, снимут мораторий или продлят, и впредь будем активно отстаивать свою позицию.

Трибуны как лакмусовая бумажка

— Перейдем к хоккейной теме. Ваше видение ситуации в динамовском клубе, которая, на наш взгляд, начинает, мягко говоря, настораживать: есть ощущение, что поезд в плей-офф КХЛ ушел без нас…

— Отчасти согласен, хотя и не разделю пораженческой категоричности. Зрительские трибуны — лакмусовая бумажка. А на последнем матче со «Слованом» они оказались заполнены лишь наполовину. Потому что перед этим команда умудрилась проиграть другому аутсайдеру – рижскому «Динамо», на встречу с которым болельщики пришли с большими ожиданиями. И ничего не увидели. Пусть для нас Рига — это традиционно неудобный соперник, пусть. Но игры не было! Как таковой. Словом, сезон получается не самым лучшим. Хотя надежда умирает последней. Шансы еще есть. Надеюсь, динамовцы зацепятся за плей-офф. Да и пару молодых отечественных хоккеистов появилось. В основном составе, а не в фарм-клубе. Поэтому задача базовой команды для национальной сборной в определенной степени решается. А в какой — покажет майский чемпионат мира в Копенгагене.

— Уже пора думать и о нем, поскольку времени осталось не много. И если прикинуть, кто будет играть и отбивать шайбы в воротах, кто будет отдавать результативные передачи, забрасывать шайбы, то видно, что основная масса претендентов действительно сосредоточена в минском «Динамо». В отличие от прошлых лет, легионеров почти не осталось, а если и есть, то они не играют. Нет ли желания, если команда потеряет шансы в КХЛ, перевести ее на ручное управление, чтобы она чуть ли не с января начала готовиться к мировому форуму?

— К вашей стратегии можно было бы прислушаться, но как вы потом зрителям объясните, что начали экспериментировать? Без легионеров, как понимаю, зато с молодежью? Не факт, что в таком случае мы не получим гандбольные счета. Вообще и в клубе, и в сборной есть согласованные планы. Тому же главному тренеру сборной Дэйву Льюису федерацией поставлена задача на матчах «Динамо» и национального чемпионата просматривать игроков, проводить своего рода аудит, анализ. Коней на переправе не меняют. Выводы нужно делать по окончании сезона. Шараханья же ни к чему хорошему не приведут.

Курс – на сплочение

— Уже совсем скоро в американском Баффало стартует молодежный чемпионат мира. Безусловно, сам антураж турнира, который пройдет на переломе года, вызывает дополнительный интерес. Как вы смотрите на эту команду? Одни говорят, что нужно кровь из носу сохранить место в элите. Другие считают, что можно и вылететь, но если три-четыре хоккеиста всерьез заявят о себе, это и будет главная победа…

— Во главу угла должен ставиться спортивный, соревновательный принцип. Мы с Семеном Борисовичем Шапиро активно участвовали не только в организации технической подготовки команды, но и встречались с ней в неформальной обстановке. Ребятам создали хорошие условия для проживания в гостинице «Спорт». У них новая домашняя площадка во Дворце спорта. То есть все делалось для того, чтобы сплотить ребят, создать из них действительно команду с бойцовским духом. Отдельно взятые игроки в слабой сборной могут не сделать погоды, а средний по уровню состав, сплотившись, поставив перед собой цель, способен победить куда более сильных соперников. Поэтому победа важна как сам факт. Сохранить место в элите – это престиж.

Но желательно и с каждого года подготовки иметь хотя бы парочку перспективных спортсменов. К таковым сегодня можно отнести Павла Воробья, заключившего контракт с «Куньлунем». Прибавьте парней, играющих в «Динамо», несколько человек – за океаном, которые присоединятся к сборной. Это говорит о том, что тот системный подход, тот институт команд, который создавали на протяжении пяти лет, с разными дорожными картами, начинает приносить плоды. Еще четыре года никто не хотел отдавать игроков на централизованную подготовку в Раубичи. Но воз тронулся с места, а сегодня с Главой государства согласовано решение о том, чтобы на «Чижовка-Арене» создать РЦОП по хоккею, где U-17, U-18, U-20 будут обеспечены своей базой, гостиницей и возможностью проведения там различных турниров. Скажите, кто не отдаст сюда перспективного спортсмена – к хорошему тренеру, в хорошие условия? Это даже не «Раубичи», а столица, где масса возможностей для интеллектуального, культурного развития. Для того чтобы отшлифовать эту систему, нам еще где-то год понадобится. Конечно, авторитет центру необходимо заработать, чтобы он как магнит притягивал к себе таланты. А это станет возможно, когда там станут трудиться наши лучшие специалисты и когда канадские тренеры будут проводить консультации. Это образчик всех объединяющей платформы. И результат, уверен, придет.

Приросли активами

— Теперь о виде спорта, который как раз-таки открыл новые имена. Речь о теннисе. В принципе, и мужчины проявили себя неплохо, но все-таки в первую очередь — о наших женщинах с большой ракеткой в руках…

— Не спорю, так правильно: это радостная и актуальная тема.

— И очень важно, что именно в теннисе появились новые игроки, чего никто не ожидал после того, как у Азаренко возникли проблемы личного плана.

— Соглашусь и с этим тезисом.

— Ваше отношение к этому прорыву, выходу белорусской сборной в финал Кубка федерации, борьбе с американками, которая при определенном стечении обстоятельств могла увенчаться нашим успехом?

— Скажем так, это закономерная ситуация. На протяжении последних пяти лет мы вместе с бывшим главой БТФ Александром Васильевичем Шакутиным и нынешнем руководителем Сергеем Семеновичем Тетериным пытались делать все, чтобы был резерв, чтобы воспитать и зажечь новые звездочки. Сегодня, считаю, созданы все условия для подготовки теннисных национальных команд. Мы достойно выступили в Кубке федерации, да и мужчины показали неплохой результат в Кубке Дэвиса. В той же Швейцарии хоть и проиграли, но сражались отчаянно. Или еще один момент: Виктория Азаренко стала ежегодно проводить на родине один учебно-тренировочный сбор…

— Это было сенсацией год назад!

— А теперь стало рядовой практикой, что тоже показатель успешности работы. Я этим вопросом довольно много и пристально занимался, начиная с создания той же системы подготовки. Возможности в разы увеличились. Мы, если так можно сказать, приросли активами. Появились новые корты на проспекте Победителей, там же есть современный тренажерный зал. Но не только техническое оснащение, а и техническая подготовка, питание, медицина. Создана комплексная научная группа. Радует то, что все эти усилия увенчались успехом.

— Наглядный вариант отдачи!

— Именно. Победа в Кубке федерации (а я считаю, что второе место – это победа) говорит сама за себя. Мы шли к подобному несколько лет. Наша сборная – показатель сплава опыта и молодости. Большая заслуга в прорыве принадлежит Виктории Азаренко, той же Ольги Говорцовой. Удалось создать команду единомышленников, объединив усилия не только наших, но и зарубежных специалистов. Нам, конечно, трудно тягаться с европейским теннисом. В той же Чехии в разы больше занимающихся эти видом спорта, равно как и спортивных сооружений. Тем не менее появляются и у нас новые звездочки!

— Азаренко же знает вся планета!

— Реализация миссии спорта. Это пропаганда Беларуси. Громко заявили о себе Арина Соболенко и Александра Саснович. Они выигрывали турниры, доходили до финалов, полуфиналов. Через теннис продвинули и весь белорусский спорт. Ребята, скажем так, выглядят пока скромнее, но у них есть хороший коллектив. Самое главное – это командный дух. То, что молодым девчонкам удалось пробиться в финал без Азаренко, – показатель. Конечно, была бы Вика, все могло бы сложиться в нашу пользу. С другой стороны, получила шанс молодежь, которая приобрела и уверенность, и опыт. У них уже другое профессиональное качество.

— В то же время знай американки о том, что точно бы играла Азаренко, могли бы в пику привезти Венус Уильямс.

— И пусть бы привозили! Соперничество было бы только интереснее.

— Кстати, какие новости от Азаренко?

— Лично с ней не разговаривал, но поддерживаю связь с ее мамой. Американская судебная система скрупулезная и небыстрая. Все это играет не в нашу пользу. На первом месте у Вики, безусловно, ребенок, что отрывает ее от подготовки. Но ей уже дали приглашение на Открытый чемпионат Австралии. Будем надеяться, что она сумеет к нему подготовиться в должной степени. Это и моральный аспект. Кстати, как и для той же Даши Домрачевой. Малыши требуют повышенной заботы и внимания. Так что на наших молодых мам-спортсменок лежат дополнительные обязательства, что очень непросто.

— В ситуации с Азаренко «Спортивная панорама» выдвинула лозунг –«Влюбляйтесь в белорусов!». Может, и вы присоединитесь к нему?

— (Улыбается.) Тут уж дело каждого. Пусть тот или иной человек решает.

— Вернемся в зону серьеза. Вы уверены, что при грамотном подходе наша женская сборная не повторит путь мужской команды? Помните, какой был взлет — выход в полуфинал Кубка Дэвиса? Но буквально через пару лет команда пошла по нисходящей, вылетела во вторую группу. А оттуда с трудом, можно сказать, выползла?

— Будет резерв, конкуренция — тогда подобного не случится. Это же очевидно. Нам в теннисе непросто. Это специфический вид спорта, в котором большая роль родителей. Теннис, чего скрывать, развивается преимущественно в Минске. Есть еще площадки в Гомеле, в Пинске. Это не легкая атлетика, черпать резерв архисложно. Надо создавать спортивные классы. Будет здорово, если за Соболенко и Саснович придут новые игроки. Не столько даже для конкуренции, сколько замены на случай травм или других непредвиденных обстоятельств. Ведь почему вакантные места заняли 18-летние девушки? Потому что короткая скамейка запасных. Это в целом проблема белорусского спорта. В том же баскетболе, например, спортивной гимнастике. Вспомните случай с Михалицыным, который был вынужден выступать с порванными связками. Надо расширять скамейку запасных. Есть талантливые 13-16-летние теннисистки. Надо прирастать резервами. Конечно, не так, как у хоккеистов – по три в год, но нужно стремиться к лучшему. Система сформирована, мы ее, скажем так, нащупали. Теперь нужно шлифовать (филигранно!), доводить до ума. А вырастить хорошего спортсмена… Посмотрите на Максима Мирного. Два десятка лет держаться в мировом теннисном пуле дорогого стоит. А все потому, что были четко расставлены приоритеты при подготовке. С девушками в этом плане сложнее, но есть примеры, когда в 35-36 лет можно добиваться хороших результатов. Так что надо продолжать начатую работу, готовить смену.

Футбольная нелюбовь

— Есть у нас – чего скрывать! – игровой вид спорта, который сегодня вряд ли пользуется народной любовью и признательностью. Речь идет о футболе…

— Вполне можно было догадаться.

— Так вот, Дед Мороз к нам мчится, скоро все случится, а официальное объявление чемпиона страны затянулось, перейдя в плоскость юридических дебатов (на время нашей беседы). И, в принципе, такого скандального флера – от договорных матчей до склок и катастрофических результатов национальной сборной — раньше в страшном сне не виделось. А когда футбол не локомотив национального спорта, а только анекдот, да еще пошлый – досада переполняет любого болельщика.

— Ваши эмоции трудно не разделить, в том числе и мне. Но призову вас к взвешенности и объективной аналитике. Все-таки мазать все футбольные реалии черной краской – негоже. Например, разве БАТЭ не пробился в групповую стадию Лиги Европы? И разве клуб из Борисова не претендовал на выход в плей-офф, упустив такую возможность лишь в последнем декабрьском туре?! Конечно, заключительное поражение в Лондоне от «Арсенала» — 0:6 — запомнилось больше, как всегда лучше запоминается последнее событие. Но это бытовой уровень. Мы же с вами профессионалы.

Что же касается скандалов, в которых буквально погряз чемпионат страны, то это горький прецедент. На авансцену вышли не тренеры с игроками, не стратегия с тактикой, а юристы, затеявшие свой турнир не на футбольном, а на правовом поле. Значит, очевидно следующее: куда-то не туда зашли, куда-то не туда свернули. Кризис очевиден. В чемпионате – провал.

Я и раньше говорил, что оздоровление ситуации в футболе необходимо начинать именно с белорусского чемпионата. Разделяю мнение тех экспертов, того же немецкого тренера и экс-наставника белорусской сборной Бернда Штанге, которые уверены в следующем: 16 команд в высшей лиге очень много. Не то чтобы «слишком жирно», просто не правильно. Перехлест, переизбыток. Восемь, максимум десять. Не со следующего, разумеется, сезона. Но работу надо начинать, перестройку планировать и воплощать в жизнь. И ведь мы вышли с этим мнением в публичную сферу, однако пока не дождались никакой реакции. Возможно потому, что это непросто признать: реформы-де оказались ошибочными и надо отыгрывать все назад. Но ситуация для этого созрела. Совершенно точно созрела!

И не потеряем мы детский футбол – ничего подобного. Кстати, ведь с той же федерацией мы провели хорошую, по моим оценкам работу, в проекции на подготовку резерва. Как и в теннисе, как и в хоккее, нащупали «дорожную карту», схему подготовки юных футболистов. Решаются организационные, технические вопросы. Определились и с методологией, взяв на вооружение голландский опыт. В общем, на зависть тем же грузинам и армянам. Я общался с коллегами из этих стран, в которых футбол очень любим, и понял по репликам гостей, что они впечатлены нашими опытами. Или сотрудничество с ФИФА и УЕФА. Усилиями председателя федерации Сергея Румаса проделана капитальная и эффективная работа. В страну пошли гранты, построена база для национальных команд. Поэтому… Белорусскому футболу в целом не нужны никакие революции. Я, в принципе, сторонник эволюционного пути развития. Значит, нужны коррекции. Мудрые, грамотные, призванные сбалансировать все футбольное хозяйство. А то ведь если дело так пойдет дальше, то народ перестанет ходить не только на матчи внутреннего календаря, но и на международные баталии. К слову, такая тенденция уже есть. Кому интересно смотреть, когда белорусские клубы или сборная получает полную авоську мячей, а сами совершенно инфантильны в атаке?!

— А тут еще есть те, кто подзуживают: смотрите-де, на что тратятся деньги!

— Спорт всегда в этом смысле был в прицеле критиканов. Но, отходя от футбольной тематики, сообщу следующие данные. В спорт вкладывается 0,34 процента от ВВП. Все в открытом доступе, каждый может найти эти данные.

— Не Эльдорадо!

— Совсем не Эльдорадо.

Итоги года

— «СП» в эти дни завершает обработку данных своего традиционного конкурса, определяющего лучших спортсменов страны. Кто из белорусских спортсменов и команд произвел наиболее мощное впечатление на профильного министра?

— Профильному министру не совсем корректно кого-то выделять. (Улыбается.)

— Но вы же еще и болельщик! Да и фамилии героев 2017-го на слуху – Колодинская, Петреня, Худенко…

— Вы ведь определяете десятку лучших?

— Так и есть.

— Мне в десятку будет уложиться трудно, а точнее говоря, невозможно. По роду деятельности профильного министра я иногда знаю больше, чем даже вы, журналисты. Осведомлен, какие подвиги совершались спортсменами, которые и не завоевывали наград. Несколько десятков. К счастью. В белорусском спорте не наблюдается дефицита ярких персоналий. Но, конечно, ваши фавориты – самые достойные претенденты. Чемпионский титул той же Петрени – награда за упорство, преданность батуту и несгибаемость характера. Однако! Конкретизировать свои предпочтения не буду.

Почти завтра

— Вторые Европейские игры – это почти завтра…

— Понимание того, какие соревнования пригласила к себе в гости Беларусь, пришло уже давно и ко всем. И опыт нами накоплен. За последние пять лет мы, говоря языком экономистов, приросли международными соревнованиями в четыре раза.

— Это чувствуется!

— А в постановлении Совмина на 2018-й значится проведение в Беларуси 80 международных соревнований, хотя их количество еще возрастет согласно состязательному принципу, как это, например, происходило в теннисном Кубке федераций. Так что организационные тренировки перед Европейскими играми проводятся регулярно. Допустим, возьмем четыре тысячи спортсменов, тренеров и туристов, что приехали на Международный фестиваль боевых искусств. «А город подумал ученья идут», как поется в одной песне. 71 страна, между прочим! 15 федераций, видов спорта еще больше. Одномоментно на четырех аренах проводились состязания.

— Настоящий «комплекс»!

— Да. И показатель, и действительно превосходная репетиция. Правда, отнюдь не генеральная. Но Беларусь ежемесячно доказывает свою состоятельность. Ждем к себе в гости не только Европейские игры, но и другие топ-состязания, что вызовут большой интерес.

Здоровья!

— Александр Игоревич, формат наших декабрьских интервью подразумевает обязательные новогодне-рождественские поздравления…

— Здоровья! Прежде всего — здоровья. Пусть те добрые желания, которые не осуществились в уходящем году, исполнятся в будущем. Обязательно так и будет, если на вооружение окажется взята народная мудрость «Упорство и труд все перетрут». Олимпийских успехом всем нам, ибо это не только личные радости, но и гордость для всей страны!

Руслан ВАСИЛЬЕВ, Елена ДАНИЛЬЧЕНКО, 
Виктор ИЗОТОВ, «Спортивная панорама»
Фото: Владимир НЕСТЕРОВИЧ